Шпили Орловой - впадины Сипягина

Никакие искажения результатов выборов, никакие иные манипуляции с результатами не проходят бесследно. Электоральная статистика, вполне себе официальная, позволяет выявить и даже описать эти искажения и манипуляции, а современные способы визуализации данных позволяют наглядно отобразить их в виде графиков, диаграмм или картограмм. 

Официальные результаты выборов губернатора Владимирской области изобилуют электоральными аномалиями в пользу кандидата от «Единой России» Светланы Орловой. Особенно это заметно на ряде однородных территорий (районов, городских округов), где на отдельных участках c ростом явки (количества проголосовавших) результат Орловой резко достигает наилучших показателей, а результат ее конкурента, кандидата от ЛДПР Владимира Сипягина соответственно заметно падает. Нигде при этом не наблюдается обратная картина. 

Вот и получается: там, где с ростом явки у Орловой вырастают «шпили», у Сипягина появляются «впадины».  Подобного рода искажения возможны либо в случае административной мобилизации избирателей, либо в случае прямых фальсификаций в виде вброса бюллетеней или переписывания итогового протокола. 

В Александровском районе эта аномалия проявилась на четырех участках. 

Суздальский район вообще выглядит чистым от такого рода искажений.

Две явные шпили Орловой обнаруживаются в небольшом по численности жителей Гороховецком районе.

Полный частокол из шпилей Орловой — это город Муром. Целых 24 избирательных участка.  


"вильданово решение"

На прошлой неделе я, будучи членом территориальной избирательной комиссии Ступинского района, и кандидат-самовыдвиженец на пост главы города Ступино Николай Кузнецов обнаружили, что территориальная избирательная комиссия требует от кандидатов, которым необходимо собрать подписи избирателей для регистрации на выборах, документ, чье представление в комиссию не предусмотрено ни федеральными, ни региональными законами. Сам обнаруженный факт примечателен еще тем, что документ этот (список лиц, осуществлявших сбор подписей) следовало бы подать в нотариально заверенном виде.

В связи с этим мы обратились в вышестоящую комиссию - Избирательную комиссию Московской области - с жалобами на решение территориальной избирательной комиссии. Жалобы были отправлены в воскресенье, 6 июля, по электронной почте.

Реакция не заставила себя ждать. Сегодня, 8 июля, в 14 ч. территориальная избирательная комиссия собралась и провела незапланированное заседание. В повестке дня стоял один вопрос - устранение "технической ошибки". Так был охарактеризован председателем комиссии найденный нами факт несоответствия решения комиссии действующему законодательству и превышения самой комиссией своих полномочий.

Сегодня же в 19 ч. 35 мин. по электронной почте был получен ответ от Избирательной комиссии Московской области, из которого следует, что жалоба была рассмотрена, а сам инцидент уже исчерпан в виду самостоятельно сделанной нижестоящей комиссией "работы над ошибками". Ответ получился из разряда "соломонова решения": когда надо признать правоту заявителя и одновременно не подставлять своих коллег. И овцы целы, и волки сыты.



Но мы, конечно, удовлетворены результатом - даже несмотря на то, что формально наши жалобы остались без удовлетворения. Нам нужны не "шашечки" - нам нужно "ехать".

Мособлизбирком ответил, но ясности не прибавил

Мособлизбирком ответил на мой запрос. В нём я просил пояснить, какие наименования муниципальных образований, органов местного самоуправления и муниципальных выборов допустимо использовать в документах по выдвижению и регистрации кандидатов (в первую очередь, речь шла о подписных листах в поддержку выдвижения) на местных выборах в г. Ступино. Запрос был связан с тем, что в официальных документах, носящих силу правовых актов - решениях Совета депутатах городского поселения Ступино - используются разные наименования. Вопрос на самом деле не праздный и не буквоедский. На кону стоит участие в выборах, т.к. в случае допущения ошибок в подписных листах (в связи с неправильным наименованием выборов, избираемых органов) подписи могут быть признаны недействительными, и кандидату тогда откажут в регистрации.






К сожалению, Мособлизбирком (в лице своего председателя И.Р. Вильданова) ясности в этот вопрос не внёс, что, конечно, было ожидаемо. Будем ждать решения суда на заявление лидера местного отделения "Справедливой России" в Ступинском районе А. Чугуева.
Сегодня (1 июля) состоится предварительное заседание и, скорей всего, само судебное разбирательство: http://stupino.mo.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&srv_num=1&name_op=case&case_id=95776358&result=0&delo_id=1540005&new=
В принципе, нас устроит любое решение суда. Самое главное, чтобы оно прояснило ситуацию.

Единый день голосования по-грузински

Неделю с лишним назад мне довелось принять участие в международном наблюдении за муниципальными выборами в Грузии. Международный центр электоральных исследований (IESC) организовал наблюдательскую миссию в составе десяти человек, в их число попал и я.

G_1G_0

Нашу делегацию разделили на группы по два человека – всего соответственно получилось пять групп. Я оказался в одной группе со своим коллегой по движению «Голос» из г. Сочи - Давидом Канкией. Кроме того, к каждой группе был приставлено по переводчику. В нашем случае им оказалась очаровательная девушка по имени Екатерина – грузинка с сильно вестернизированным строем мысли и образом жизни (свой выбор в пользу европейских ценностей она уже очевидно сделала). В день голосования каждой из групп надлежало посетить помещения для голосования около десяти избирательных участков и сделать это строго по своему маршруту. Нам выпало посетить избирательные участки в двух городских районах Тбилиси и в городах Рустави, Сагареджо и Гардабани.

В Тбилиси мы побывали на голосовании в пяти избирательных участках. На одном из них мы застали его открытие. Сразу бросилось в глаза: члены участковой комиссии имеют форменную одежду в виде зеленых накидок, которую они носят с момента подготовки к открытию участка и так вплоть до подведения итогов голосования.

G_2

Функции (обязанности) между членами комиссии распределяются по жребию – это касается тех, кто проследует с переносной урной, кто сядет за списки избирателей и будет выдавать бюллетени и кто будет находиться рядом со стационарным ящиком для голосования. Мне кажется, что это сильная сторона избирательного процесса в Грузии, позволяющая, если не оградить полностью институт выборов от воздействий действующей власти и иных заинтересованных лиц, то, во всяком случае, минимизировать какие-либо их попытки и проявления. В остальном – обычные мероприятия по открытию участка (с опечатыванием ящиков, выдачей бюллетеней, списков избирателей членам комиссий и прочее).

G_жребийG_пломбы

Сразу хотелось бы обратить внимание и на несколько существенных недостатков выборов в Грузии. В результате посещения помещения для голосования в одном из избирательных участков г. Сагареджо заметили полное бездействие комиссии по пресечению размещения, а также порчи агитационных материалов у входа в помещение. Сложилось такое впечатление, что избирательные комиссии в Грузии вообще не проявляют усилий в надзоре за ходом предвыборной агитации. Может быть, оно даже к лучшему, но всё-таки существуют определенные предусмотренные законом требования в отношении предвыборной агитации, а здесь, как говорится, dura lex, sed lex. Также на всех избирательных участках комиссии фактически не информируют избирателей о кандидатах, а именно: отсутствуют не только сведениях об их имуществе и доходах, но и не вывешиваются биографические (анкетные) данные. Но здесь, по всей видимости, как раз таков Закон о выборах.

На этом в общем-то критика исчерпывается. Перехожу к явным достоинствам выборного процесса в Грузии.

На всех посещенных нами избирательных участках мы могли свободно передвигаться, общаться с членами комиссий и наблюдателями, фотографировать, а при желании и снимать на видеокамеру всё, что захочется - кроме, как водится, списков избирателей и действий по заполнению бюллетеня в кабинках для голосования. На всех посещенных нами участках у входа в помещение для голосование вывешивались списки избирателей, то есть практически каждый может с ними ознакомиться и попытаться самостоятельно себя найти в них. В Гардабани, где компактно проживает азербайджанская община, все списки избирателей и бюллетени были продублированы на азербайджанском языке. Предвыборная агитация там тоже велась на азербайджанском.



Кроме списков избирателей, находящихся у входа в помещение для голосования, есть еще и списки избирателей, в которых избиратели регистрируются, расписываются и которые содержат их фотографии. Последнее – это, как я понимаю, грузинская электоральная новация, к которой, может быть, имеет смысл присмотреться остальным народам и странам.



Сами избирательные бюллетени в общем-то незамысловатые, не содержат схожих с нашими российскими степеней защиты - достаточно подписи члена комиссии и серийного номера. Но все они были сброшюрованы по типу выборов (выборы главы поселения, депутатов по мажоритарным округам и партийным спискам) – по 50 штук в пачке. Это несёт в себе дополнительный элемент контроля – у члена комиссии остается отрывной корешок. Кроме того, как выяснилось впоследствие, этот прием упрощает процедуру подсчета неиспользованных бюллетеней (они уже рассортированы по пачкам).

На чем еще остановился глаз – на нескольких избирательных участках использовались кабинки для голосования, предназначенные для людей с ограниченными возможностями. На это безусловно обращаешь внимание, но мне сложно судить, насколько они полезны и удобны в использовании.


И конечно примечательный, довольно заметный элемент выборов в Грузии: маркирование избирателей невидимой краской после нахождения их в списках и перед самим голосованием, а также проверка на маркировку специальным фонариком всех желающих проголосовать. По поводу этой меры защиты выборов от фальсификаций нет однозначного мнения. Кто-то ее считает излишней и неэффективной (говорят, что краску можно свести с помощью моющего средства или ацетона). Кто-то - вполне себе рабочей и полезной.



Еще одной дополнительной мерой защиты можно считать запечатывание проголосованных бюллетеней в отдельный конверт перед их опусканием в урну. Этот элемент выборного процесса в Грузии я безусловно считаю довольно действенным и полезным, позволяющим проконтролировать и пресечь возможный вброс в ящик для голосования.

Отдельной строкой освещу процедуру т.н. голосования на дому, которой, как известно, любит пользоваться наш отечественный админресурс. По закону в Грузии заявки на голосование в переносную урну принимаются в период не позднее, чем за два дня до дня голосования, что конечно сокращает количество голосующих на дому с российских показателей в 150, а то и 200 человек до грузинских в 15-30, а то и 1-2. Схожую картину я наблюдал и на президентских выборах в Украине, где также практикуется подобный грузинскому порядок. В г. Рустави нам попался участок, где в переносной ящик вообще проголосовало ноль человек.

G_station

Во время наблюдения внимание привлекла пара инцидентов. На одном участке в Тбилиси в списке избирателей напротив фотографии пожилого человека оказалась фотография ребенка – после проведения консультаций с вышестоящей комиссией избиратель был допущен к голосованию, несмотря на это недоразумение. На избирательном участке № 1 в Гардабани избиратель, представитель азербайджанской общины, устроил скандал в виду того, что он не смог найти себя в списках. Правда, в итоге выяснилось, что у него вообще с собой не было удостоверения личности. В связи с этим отмечу еще один примечательный момент грузинских выборов: всего ведется три типа списка избирателей, включая основной, для голосования вне помещения и дополнительный, по которому, в основном, голосуют члены участковой комиссий, не зарегистрированные на данном участке. Кроме них, по дополнительному списку могут проголосовать военнослужащие, лица, вышедшие из мест заключения.

На подсчет голосов наша группа решила остаться в селе Нагеби, находящегося в муниципалитете Гардабани. Это место нам приглянулось домом культуры, который выделялся на местности своей высокой башней. Подобные башни заведено строить у сванов. Оказалось, что и в самой деревне проживают в основном сваны – своего рода кусочек Сванетии.



Как и в Украине, подсчет голосов начинается не с гашения неиспользованных и испорченных бюллетеней, а с подсчета по спискам избирателей. А гашение следует затем вторым этапом. Как и в случае с открытием участка, процедура непосредственного подсчета голосов с извлечением бюллетеней из урн, их сортировкой и подсчетом предварялась жеребьевкой. При этом к самому подсчете не допускались председатель и секретарь. Также считаю это сильной стороной грузинских выборов.

После полуночи, ближе к часу ночи были подведены итоги голосования, и мы смогли получить долгожданные копии протоколов и с чувством выполненного долга вернуться к себе в гостинцу. В этот день (16 июня) и уже утром мне надлежало покинуть солнечную и теплую Грузию и вернуться в прохладное лето родной России.

Почему вы национал-патриоты

По мотивам заметки Захара Прилепина "Почему вы либералы"

Национал-патриотическая общественность всегда очень любит говорить, что её «травят» путём публикаций в либеральных печатных и электронных изданиях. А национал-патриотическая общественность в ответ, как мы видим, всего лишь «защищается», огрызаясь из своего подполья — в качестве которого выступает, например, едва ли не самая тиражная газета в стране — «Комсомольская правда», на сайте которой однажды полноценно отметилась колумнист Ульяна Скобейда с довольно известной репликой «Порою жалеешь, что из предков сегодняшних либералов нацисты не наделали абажуров. Меньше бы было проблем» (в итоге, травят тут, повторю, все-таки национал-патриотов).

Наконец, часть национал-патриотической общественности имеет устойчивую привычку переводить разговор в плоскость межнациональных отношений: меня, надо сказать, волнующую мало.

Напротив, для самых скудно мыслящих моих оппонентов я неоднократно сообщал, что в определяющих нашу сегодняшнюю жизнь знаковых вопросах национальный аспект имеет роль малозначащую. Зато имеет значение вопрос экономический, сводящий различия между «национал-патриотической оппозицией» и властью к минимуму.

«Кто же такой этот страшный национал-патриот, которого ты так ругаешь, если он одновременно похож и на власть, и на оппозицию?» — наперебой спрашивали меня мои оппоненты.

Мне казалось, что ответ очевиден, но я заблуждался.

Придётся ещё раз объяснить, что называется, на пальцах.

Национал-патриотом в нынешней России является человек, который:
а) выступает против рыночной экономики (публицист Валерия Новодворская использует так же термин «коммунофашизм»);
б) считает финансовое состояние российской буржуазии в целом нелегитимным (если формулировать радикальней — выступает не только за пересмотр итогов приватизации, но даже за национализацию крупной промышленности);
в) находит слом советской системы, случившейся в 1987-93 гг. в целом необоснованным, нелогичным и даже пагубным для страны.

В этом смысле, как мы видим (или вы по-прежнему не видите?), различия, навскидку, между Эдуардом Лимоновым и Игорем Сечиным — минимальны. Может быть, их нет вовсе.

Подставляйте любые другие, якобы с разных полюсов фамилии — скажем, Сергей Шаргунов и Михаил Леонтьев — и получите тот же результат: в обоих случаях мы видим перед собой безусловного национал-патриота.

Три этих пункта были определяющими для новейшей чекистской российской элиты — как финансовой, так и властной: именно с этих позиций фактически одновременно стартовали в постперестроечный период и Владимир Путин, и любой национал-патриотический оппозиционный лидер со стажем.

То, что одного судьба привела в Кремль, а других — нет, не более чем издержки внутрицеховой конкуренции: по крайней мере, в том виде, в котором она была создана руками самих национал-патриотов, путём расстрела школы в Беслане в 2004 году и фальсификации выборов в последние десять лет.

Российские национал-патриоты , несмотря на ряд авторитарных синдромов, периодически происходящих как во всём мире, так и в конкретной России, продолжают почти религиозно веровать в эту самую «железную руку» (по крайней мере, пока она не проезжает по ним самим), в «вертикаль власти» как саморегулирующуюся стихию, в «автаркию» и прочий «особый путь» — буквально как в китов, на которых стоит мир.

Они предпочитают говорить о государстве, чья идеальная модель сводится к функциям «станового хребта» (при этом парадоксальным образом национал-патриоты ссылаются на скандинавские страны, где государство, спасаясь от стихии самого себя, исполняло куда более мягкие функции, чем сторожевые — у нас бы их назвали «правыми» и «демократическими»).

Впрочем, в публичных дискуссиях российские национал-патриоты чаще всего уходят от разговора об экономической сущности национал-патриотизма, упирая на то, что основная задача национал-патриотизма — это поддержание «стабильности власти», «семейных ценностей», «народного хозяйства», «верности Отечеству» и т.п.

Тут выясняется, к примеру, что политик, негативно влияющий на «верность Отечеству», автоматически перестаёт быть национал-патриотом.

Надо ли понимать, что один из самых почитаемых в национал-патриотической среде блогеров — министр правительства Владимира Путина и политический деятель Дмитрий Рогозин сначала, пока был на косе Тузла, являлся национал-патриотом, потом, когда поддерживал «оранжевую революцию» в Украине, национал-патриотом быть временно перестал, а сегодня опять им стал?

Нет, так не надо понимать, потому что это абсурд.

За год до событий на Поклонной автор этих строк смотрел передачу на «Пятом канале» с участием Сергея Кургиняна, и он там нам в некотором даже раздражении доказывал, что люди, которые находятся у власти — пришли к власти «незаконно и ненадолго», и находил это безусловным несчастьем.

Спустя год он уже выступал на Поклонной как бы в поддержку этих самых людей.

Значит ли это, что во время программы по телевидению Сергей Ервандович не был национал-патриотом, а потом стал?

Нет, и это неправда.

Поведение всех этих граждан — суть национал-патриотические разборки, которые отчего-то навязаны стране в качестве повестки дня.

Что до народного хозяйства — то оно была придумано, безусловно, не национал-патриотами, а, так или иначе, имело место достаточно давно — ещё, к примеру, в Древней Руси, да и в «лихие 90-е» (давнее выражение национал-патриотического мыслителя Владислава Суркова) тоже. Например, все мои тети и дяди («лихие люди») владели в 90-е годы акциями и паями, на которые никто и никогда ни при каких условиях не претендовал бы, у одного дяди было три фуры, у другого — такая большая мастерская, что почти себе уже цех, все они занимались бизнесом, и никто не объяснит, почему из элементарной национальной экономики, характерной для фактически любого социального устройства, надо делать исключительно национал-патриотический фетиш.

«Семейные ценности» и вообще ценности как таковые тоже придуманы, естественно, не национал-патриотами: в них были заинтересованы граждане как при первобытно-общинном строе, так и при любом другом, и далеко не факт, что национал-патриотизм гарантирует в данном смысле идеальную семью — по крайней мере, многолетнее лидерство СССР по количеству абортов заставляет серьёзно задуматься на эту тему.

Дело в том, что экономический национал-патриотизм так или иначе принимает как неизбежную составляющую социальную изоляцию (иногда подменяя осознание этого факта рассуждениями о «протекционизме», «обороноспособности» и прочих вещах, поселивших всех обитателей кооператива «Озеро» на вершину иерархической лестницы). Но там, где имеет место социальная изоляция — никогда не будет по-настоящему здоровой репродуктивной семьи, в этом нужно отдавать себе отчёт. Национал-патриотическая общественность очень любит ссылаться на то, что во Франции, Германии, Австрии, Норвегии, Швеции и некоторых штатах США (Аризона, Мичиган, Нью-Джерси) запрещено суррогатное материнство, но они при этом крайне избирательны в своих примерах и забывают о том, что во многих этих странах и целом ряде штатов США легализованы однополые браки.

Существование «стабильной национал-патриотической власти», решения которой поддаются здравому анализу, давно и безусловно стало блефом: его просто смешно развенчивать — тем не менее, ввод войск в Афганистан товарищем Бушем по сей день рассматривается как вопиющий пример «американского империализма», а ввод войск национал-патриотических держав в любую суверенную страну Восточной Европы и Среднего Востока разъясняется в терминах исключительно братской помощи, которые при всей их абсурдности неизбежно принимаются основной массой национал-патриотической общественности.

(Многие обращали внимание, какую очевидную неприязнь испытывает среднестатистический российский национал-патриот к современному кино — но волшебным образом он, как правило, не имеет ничего против людоедского сталинского лубка: то есть, «Утомленные Солнцем» и «Сталинград» — это ложь и подлость, а тысячи фильмов Александрова — это просто такая жанровая штука; ей, правда, окучивают уже не отдельной взятый СССР, а только Россию).

Всё это не значит, что российская национал-патриотическая общественность всецело доверяет мировому национал-патриотическому политическому абсурду, но какие доводы не приводи, мои оппоненты неизбежно дают понять: пусть этот мир и не совершенен, но мы будем жить в нём, потому что иначе опять начнётся какой-нибудь отвратительный свободно-рыночный капитализм («а это мы уже проходили» — неизменно заявляет национал-патриот, отчего-то уверенный, что национал-патриотизм — это единственный урок, который надо повторять до тошнотворной оскомины, сколько бы рецессий и терактов не случилось).

Сходил на русский марш

Вот и поглядел. Вот я и сходил на русский марш. Заодно помог таскать штатив съемочной группе телеканала "Дождь".

Ничего неожиданного для себя не увидел. Видел зигующих и выкрикивающих нацистские лозунги молодых парней и подростков. Последние себя вели наиболее провокативно. Больше меня удивили и испугали ветераны нацдвижения, они точь в точь выглядели, как защитники ВС 1993 г. - собственно эими они и являются. Такое впечатление, что прошедших двадцати лет словно и не было. В такой обстановке почувствовал себя не совсем уютно. Разные среды, разные субкультуры. Но они, ребята с окраин Москвы, приняли меня. Я это почувствовал во время продвижения колонны. Были там и те, кому под 30, и люди среднего возраста. Кое-кто приходил с женами, со своими девушками и даже детьми. Они ничего не выкрикивали, и в окружении них я уже не чувствовал себя дискомфортно. Звучали ксенофобные призывы, были и антиправительственные. Их в основном выкрикивали нацболы, как-то: долой чекистский строй, свободу политзаключенным. Не обнаружил обещанных нацдемов. Ну и конечно свойственный националистам синкретизм лозунгов и образов: коловрат, православные хоругви, стяг с изображением Талькова в образе святого, имперский флаг, нацистские приветствия, флаги "Другой России", портреты русских царей. Такое наблюдение у меня получилось, если вкратце.

https://www.facebook.com/photo.php?fbid=10202511469892228&set=a.10200660412976962.199505.1359730837&type=1

Номенклатурный либерализм

В июне-июле 2007 г. я проходил стажировку в Литве. Оплачена она была IRI (те самые "печеньки" госдепа), а организована партийным think tank-ом литовских консерваторов из "Союза Отечества". Встречались мы с депутатами, чиновниками, журналистами, историками, исследователями, правозащитниками, сотрудниками зарубежных фондов. Одна из встреч проходила в Клайпеде, нашим собеседником оказался муниципальный депутат из "Союза Отечества" с не просто консервативными демохристианскими взглядами, а с такими, я бы сказал, махровыми традиционалистскими - современный консерватизм там и рядом не стоял, одни "духовные скрепы". Ясное дело, я, как либерал и, более того, либертарианец с ним много спорил: и по приватизации, и по однополым бракам. Но мне тогда запомнился один эпитет, которым он одарил объект своей критики: постсоветский номенклатурный либерализм. Я плохо понимал, что он имел в виду. И наверное будет правильным сказать: отказывался понимать.

...И вот сейчас по прошествии шести лет (а за это время я поучаствовал в двух избирательных кампаниях СПС (2007-2008), прошел стажировку в "Институте Катона" (2009), поработал в некоммерческом секторе (2010-2013), поучился в НИУ ВШЭ (2012-2013)) я, кажется, понимаю, что такое номенклатурный либерализм. Оговорюсь: я не хочу всех и вся мазать одной краской, мне встречались разные люди, но попадались субъекты, из которых можно составить портретный ряд номенклатурного либерализма.

Колумнист "Известий" и его запасной

Захар Прилепин не сомневается:

При ближайшем рассмотрении едва ли кто-то всерьёз решится утверждать, что Россия, как либеральная страна, чем-то кардинально отличается от других, так же выбравших либеральный путь развития (можно в кавычках) стран, в числе которых можно назвать Венгрию, Латвию, Литву, Молдавию, Румынию, Польшу, Турцию, Украину или Чехию.

http://svpressa.ru/society/article/76356/

Решусь утверждать, что при ближайшем рассмотрении Россия в одном уж точно кардинально отличается от т.н. молодых демократий Восточной Европы, в числе которых можно назвать Венгрию, Латвию, Литву, Молдавию, Румынию, Польшу или Чехию - в России нет свободных и конкурентных выборов, посредством которых сменялась бы власть, нет парламента, как места для дискуссий, нет ответственного правительства. В перечисленных странах данный ассортимент, свойственный либеральной демократии, имеется. Напомню Захару Прилепину, что по этим либерально-демократическим правилам консерваторы и социалисты соревнуются друг с другом, приходят к власти и сменяют друг друга в европейских либеральных странах.

Об идеологии. Почему бы Захару Прилепину не воспринимать в качестве более понятной нам модели реализации социалистических реформ такие страны, как Греция, Италия или Испания - с их назревающим коллапсом социального государства и множеством неразрешённых бюджетных проблем.(Естественно, список подобных стран куда более длинен, и выходит далеко за пределы Евразии - есть примеры оглушительных неудач реализации социалистических реформ по всему миру, от латино-американских или африканских стран (Венесуэла, Куба, Ангола, Мозамбик) вплоть до КНДР, перманентно находящейся в состоянии кризиса на грани выживания.

О деньгах. Зарплату в Кремле получают и Сванидзе, и Проханов. И Лимонов. Уж не знаю, насколько он честный и отважный человек, исходя из критериев Захара Прилепина (к слову, исходя из тех же критериев, в честности и отважности Валерии Ильиничне Новодворской не откажешь).

Известно, что у левых сейчас не лучшие времена: многие узники "болотного дела" являются сторонниками левых взглядов, есть уголовное дело по мотивам фильма "Анатомия протеста-2", также по структурам "Левого фронта" нанесен существенный удар. Поэтому (правда, не только поэтому) именно сейчас в данной ситуации я воздержусь, промолчу и не стану развивать мысль, что справедливость и социализм совсем не одно и тоже.

...Тем временем Захар Прилепин все пользуется и пользуется т.н. либеральными свободами. Причем к самим этим свободам у него, как видно, претензий нет, даже напротив.

что случилось в Бирюлево

По Алексею Навальному вся подоплека беспорядков в Бирюлево сводится к следующему: в Москве неконтролируемый наплыв трудовых мигрантов из стран Закавказья и Средней Азии, они создают криминогенную обстановку и межэтническую напряженность, поэтому с этими странами нужно вводить визовый режим
http://navalny.livejournal.com/868200.html

Но я ума не приложу, а какая связь между овощебазой, с находящимися на ее территории и в окрестностях трудовыми мигрантами, и убийством русского парня выходцем с Кавказа? Ведь очевидно, что тригером беспорядков стали ну никак не трудовые мигранты из Средней Азии, а необъявленная гражданская (!?) война между русскими и выходцами с Кавказа - конфликт между гражданами РФ разной этнической принадлежности. И въездными визами для трудовых мигрантов эта проблема не решается. События в Бирюлево одного порядка с Кондопогой, Сагрой и Пугачевом. Тут нужно урегулировать межэтнический и внутригражданский конфликт, а вместо этого напряженность канализируется через тему трудовой миграции: "козлами отпущения" делают среднеазиатских гастербайтеров. Как справедливо пишет Кирилл Рогов https://www.facebook.com/kirill.rogov.39/posts/669787196372237, делается это сознательно. Фактически московские власти самоустранилась от выполнения своих должностных обязанностей - обеспечение безопасности в городе. Отсюда и недоверие жителей к правоохранительным органам и общая атмосфера агрессии и ксенофобии.

Стабильная надомная аномалия

"Этот процент, он для Ивановской области стабильный" - заявила председатель облизбиркома в передаче "Есть мнение" о доле надомного голосования на разных выборах в Ивановской области (смотреть с 31:40).



Не знаю, что там у госпожи Соловьевой стабильно. Стабильность разве что наблюдается в самих аномальных показателях голосования на дому. Но сам процент нестабилен. На выборах в Госдуму РФ 2011 г. голосование на дому составило 12.45 % при явке 53.2 %, на выборах Президента РФ 2012 г. - 8.5 % при явке 60 %. Наконец, на обсуждаемых в передаче выборах в Ивановскую областную Думу голосование вне помещения составило 22 % при явке 31.2 %. Обращаю внимание, что при этих подсчетах очень важно обращать внимание на уровень явки, то есть чем ниже явка, тем завышенный процент надомного голосования в большей мере искажает итоги голосования.

Допустим, председатель облизбиркома оговорилась - ведь далее она стала сыпать статистикой в абсолютных числах. Но и здесь далеко все нестабильно, как это хочет преподнести госпожа Соловьева: в 2005 г. на выборах в заксобрание Ивановской области на дому проголосовало 35264 чел. при явке 43 %, в 2007 г. на выборах в Госдуму РФ - 46365 чел. при явке 55 %, в 2008 г. на выборах Президента РФ - 57601 чел. при явке 53 %, в 2011 г. на выборах в Госдуму РФ -  56132 чел. при явке 53 %, в 2012 на выборах Президента РФ - 77475 чел. при явке 60 % и в 2013 г на выборах в Ивановскую областную Думу - 58978 чел. при явке 31 %. То есть на протяжении десятилетия наблюдался явный рост числа голосующих на дому, который последние годы давал аномальные показатели надомного голосования, а на выборах депутатов Ивановской облдумы с учетом упавшей явки серьезным образом отразился на итогах голосования.

При подсчетах использовались официальные данные, взятые с официального сайта избирательной комиссии Ивановской области http://www.ivanovo.vybory.izbirkom.ru/region/ivanovo